Печать

Страница 140

. ПРОБЛЕМЫ ЭТНОГРАФИИ, АРХЕОЛОГИИ, АНТРОПОЛОГИИ СИБИРИ

рования жилища преимущественно для обогрева помещения и, возможно, для приготовления пищи. Это не противоречит интерпретации полуземляночных жилищ как зимних. Судя по количеству фрагментов обмазки, объёму прокалённой до интенсивно-оранжевого цвета почвы над подом усть-чёрнинская печь была массивна и потому могла долго сохранять тепло. Располагаясь практически в центре жилого пространства, она равномерно нагревала помещение. Топиться печь могла «по-чёрному». Однако, имея в виду выявленные конструктивные особенности и существующие на Дальнем Востоке средневековые археологические и этнографические параллели, нельзя исключать, что обнаруженное устройство имело дымоход в виде надочажной трубной конструкции, выводящей дым и печные газы через отверстие в кровле жилища. В пользу этого предположения свидетельствует мощный развал глиняной обмазки и прокал, которые фиксировались на данном участке уже на уровне остатков кровли. Дополнительный очаг мог использоваться для приготовления пищи, что также подтверждается этнографическими параллелями [Серошевский, 1993, с. 342; Деревянко, 1975, с. 161-162; Артемьева, 1998, с. 78]. В то же время особенности его заполнения (основной бурый слой и сам прокал залегали под прослойкой желтого песка, характерного для уровня пола) могут свидетельствовать и о том, что этот объект составлял единое сооружение с печью. Тогда он может быть интерпретирован как горизонтальный теплопроводной канал. Подобные конструкции характерны для горнов [Бобринский, 1991, с. 95-97]. Таким образом, определение функции открытого очага и его взаимосвязи с печью потребует дополнительных исследований на основе дальнейшего детального анализа полученных материалов, а также поиска аналогий и этнографических параллелей.

Необходимо отметить, что в дальневосточной археологической литературе имеется достаточно много в разной степени подробных данных о печах гончарного назначения или предназначенных для металлургического производства. На Усть-Чёрнинском городище ранее также была обнаружена одна плавильная конструкция [Алкин, Нестеренко, Колосов, Мороз, 2008, с. 120]. Но находки печей как особого типа отопительной системы для эпохи раннего средневековья чрезвычайно редки на Дальнем Востоке, а в Забайкалье такое устройство встречено впервые. Ближайшая аналогия известна с мохэского поселения на р. Грязнушке (приток р. Амур) в Амурской области, где в одном из жилищ наряду с обычными блюдце-видными очажными углублениями была обнаружена печная конструкция. Она находилась в центре жилища с небольшим смещением к одной из стенок. До расчистки был зафиксирован развал прокаленной докрасна земли вперемешку с золой и углем мощностью около 30 см. Под печи выполнен в виде корытообразной ямы глубиной до 15 см. Имелась обкладка из деревянных плах и конструкция из вертикальных жердей, которая была интерпретирована исследовательницей как труба чувала [Деревянко, 1975, с. 30-31, рис. 3].

140


Яндекс.Метрика