jo5kte+8q&s?u,2i>h>n(6k==.$yaoc*)6k1;nxplt;oj-i8hm+07m{g78t3~n
Печать

Страница 164

. ПРОБЛЕМЫ ЭТНОГРАФИИ, АРХЕОЛОГИИ, АНТРОПОЛОГИИ СИБИРИ

А.П. Бородовский, С.В. Горохов

РАННИЙ СТРОИТЕЛЬНЫЙ ПЕРИОД ДЕРЕВЯННЫХ ОБОРОНИТЕЛЬНЫХ СООРУЖЕНИЙ

РУССКИХ ОСТРОГОВ В СИБИРИ (ПО КАРТОГРАФИЧЕСКИМ, АРХЕОЛОГИЧЕСКИМ И ДЕНДРОХРОНОЛОГИЧЕСКИМ ДАННЫМ)*

При сооружении русских острогов в Сибири к XVII в. сложился определенный алгоритм «предпроектных» работ [Хромых, 2008, с. 223]. По итогам «досмотра» будущего места составлялись описания и карты, рекомендации с оценкой возможностей освоения обследованной территории. Для большинства русских острогов в Сибири таких письменных свидетельств не сохранилось. Однако для Умревинского острога в качестве близкой аналогии этого документа, соответствующего стадии «досмотра» острога перед его строительством можно привести описание 1697 г., составленное Андреем Кругликовым (будущим основателем Умревинского острога) для характеристики рудного местонахождения и угодий по берегам р. Ояш [Уманский, 1996, с. 102]. Следует подчеркнуть, что месторождение на р. Ояш достаточно оперативно было отмечено на чертеже земли Томского города в картографических материалах С.У Ремезова, создававшихся в период с 1697 по 1711 гг. [Черная, 2002, с. 109]. Это время соответствует основанию и первым годам существования Умревинского острога, не отмеченного, тем не менее, в Чертежной книге Сибири [Ремезов, лист AI]. В этой связи особое внимание привлекают различные варианты изображения сибирских отрогов в картографических материалах С.У. Ре-мезова. Выделяется несколько разновидностей нанесения внешнего вида острогов на карту (рис. 1). Среди них наиболее интересны рисунки острогов (Уртамского, Кетского), где изображен только прямоугольник тыновых стен (рис. 1, 1, 3). Вряд ли для картографии С.У. Ремезова в отношении изображения острогов в полной мере приемлемы современные критерии и принципы легенд на картах принятых для обозначения населенных пунктов различного статуса и значения. Тем, не менее, определенные элементы картографической легенды для ремезовских карт вполне присущи. Не менее продуктивна другая версия - изображения острогов на картах С.У. Ремезова отражают внешний вид основных конструкций острогов на момент их существования в конце XVII - начале XVIII. В таком случае эти изображения можно попытаться соотнести со строительными периодами, выявленными по результатам археологических исследований. В частнос-

*Работа выполнена в рамках проекта РФФИ (№ 08-06-00429).

164

filesmonster.club Яндекс.Метрика