Печать

Систематика птиц Страница №33

. Карташев Н.Н. Систематика птиц

Разработка системы класса птиц продолжается, хотя и не очень энергично, и по мере накопления знаний существующие расхождения, несомненно, будут уменьшаться. Уже сейчас объем и таксономический статус многих групп более или менее установился и не вызывает особых дискуссий. Следует также отметить, что часть имеющихся расхождений носит в значительной степени формальный характер. Например, Уэтмор (1960), а вслед за ним К. А. Юдин (1965) и ряд других систематиков полагают, что кулики, чайки и чистиковые представляют, несомненно, родственную группу, что отражается объединением их в один отряд ржанкообразных Charadriiformes. Признавая несомненную близость и родство этих групп, Штреземанн (1927—1934) считал, что степень их разобщенности уже достигла отрядного уровня и потому придавал этим трем группам ранг самостоятельных отрядов. Позже Штреземанн (1959) объединил в един отряд чаек и куликов (отряд Laro — Limicolae), сохранив за чистиковыми ранг самостоятельного отряда, чем выразил свое мнение о большей близости чаек и куликов и о более резком обособлении от них чистиковых, но опять-таки не сомневался в родстве этих групп, поэтому в его системе они стоят рядом.

Таким образом, установление границ и объема высших систематических категорий до сих пор в некоторой степени носит субъективный характер. Однако любая систематическая категория имеет объективную основу, выраженную морфологическими и биологическими особенностями входящих в ее таксоны реальных видов. Майр (1971) вполне резонно указывает, что систематик не «создает» таксоны, а «открывает» группы, созданные эволюцией; он классифицирует организмы и популяции, независимо от него объективно существующие в природе. Тщательный всесторонний анализ накопленных сведений по морфологии, экологии и другим особенностям отдельных групп позволяет заметно уменьшить субъективизм в продолжающейся доработке и уточнении системы класса птиц. Хорошим примером такого анализа на уровне семейство — отряд может служить работа К. А. Юдина (1965) по филогении и классификации ржанкообразных.

В работе по уточнению и улучшению системы птиц следовало бы всегда помнить неоднократно высказывавшуюся рядом систематиков мысль о том, что классификация прежде всего должна быть наиболее полезной: соединять максимальное информационное содержание с наибольшей легкостью его отыскания. Излишнее дробительство, стремящееся отразить все возможные нюансы родства, неправомерно усложняет систему и крайне затрудняет отыскание нужной информации — выяснение положения в системе данного вида или любого другого таксона. Поэтому позиция умеренных «объединителей» представляется сейчас более полезной и плодотворной, чем деятельность крайних «дробителей». Это относится ко всем уровням системы — от подвида до класса.

НОМЕНКЛАТУРНЫЙ КОДЕКС

Практика работы систематиков уже в XVII—XIX вв. отчетливо показала, что во избежание путаницы в таксономических публикациях необходим какой-то общепринятый свод правил именования и объединения видов. Эту необходимость достаточно ясно чувствовал уже К. Линней, строго следовавший в своей работе определенным правилам: биноминальное обозначение вида, последовательное применение определенных таксономических категорий и т. п. В XIX в. стали появляться национальные кодексы (правила) зоологической номенклатуры: кодекс Стрикланда (1842) в Англии, кодекс Дэлла (1877) в США, кодексы Французского (1881) и Немецкого (1894) зоологических обществ и др. На I Международном зоологическом конгрессе в 1889 г. (Париж) был одобрен и принят кодекс Бланшара, заложивший основу современных международных номенклатурных правил. На III Международном зоологическом конгрессе (Лейден, 1895 г.) был соз-

filesmonster.club Яндекс.Метрика