Печать

Страница №27

. Богдановская-Гиенэф И.Д. Закономерности формирования сфагновых болот верхового типа

Последовательное изменение соотношения размеров и растительного покрова гряд и мочажин по склону хорошо видно из данных линейной таксации по методу Фриза (табл. 1). Площади ассоциаций определены в процентах на визире 20 на протяжении 2500 м, из которых 1100 на западном склоне и 1000 на восточном заняты вариантами грядово-мочажинного комплекса. Картина здесь несколько осложняется тем, что на восточном склоне проходит одна из ветвей Ратчинской озерной полосы (пикеты 8/0—8/4); другая ветвь проходит между пикетами 6/3 и 6/4, но ее влияние мало сказывается на растительности. Выклинивание грунтовых вод и образование широких бугорчатых и деградированных мочажин происходят ниже (у пикетов 5/8—6/1). Это явление часто встречается в нижней части склонов.

В табл. 1 бросается в глаза, что в мочажинах растительный покров более разнообразен, чем на грядах. Эти последние, возвышающиеся над уровнем грунтовых вод на 25—40 см (в зависимости от времени года и метеорологических условий), действительно представляют гораздо более однообразные местообитания, чем мочажины, которые отражают все различия в водном режиме, обусловленные в свою очередь различиями в величине и постоянстве притока и стока и в быстроте движения воды. Не без влияния остаются также наличие или отсутствие водных жил, степень влажности и плотности нижелеяащих слоев. Наконец, самый ход развития мочажин больше варьирует.

Приведенный топографический ряд ассоциаций в грядово-мочажинном комплексе не является единственно возможным. Обычен следующий ряд на некоторых болотах.

1. Вариант с сосной формы Litwinowii на грядах из Sph. fuscum и пу-шицевыми мочажинами.

2. Вариант с той же формой сосны, со Sph. fuscum и пушицево-шейх-цериевыми мочажинами.

3. Иногда в нижней части склона вариант с широкими бугорчатыми мочажинами, без сосны.

Мы уже отмечали, что значительное разнообразие мочажин зависит, между прочим, от различий в истории их развития. По характеру своей эволюции мочажины могут быть разделены на 3 группы, выделенные на основании подробных ботанических анализов проб 34 буровых скважин, заложенных параллельно с бурением гряд в различных частях массива.

К первой группе относятся как пушицевые, так и шейхцериевые мочажины со Sph. balticum, Sph. cuspidatum и Sph. Dusenii. Собственно говоря, чисто шейхцериевые мочажины очень редки на Полистово-Ловат-ском массиве, большей частью растут вместе шейхцерия и пушица. Особо стоят очень оводненные мочажины с более или менее погруженными в воде пушицевыми дерновинами. Они развились среди ценозов со Sph. magellanicum и Sph. fuscum и как бы вкраплены в толщу торфов из этих же видов. Сверху в них залегает куспидатум-торф; мощность его обычно не превышает 0.5 м. Глубже, до 1 — 1.76 м, залегает балтикум-торф с большей или меньшей примесью Sph. angustifolium и Sph. magellanicum; под ними — ма-гелланикум-торф, но обычно со значительно большим содержанием Sph. balticum и Sph. angustifolium, чем торф того же вида, находящийся под грядами: 30—40% вместо 5—15%. Такое повышенное количество гидрофильных видов можно иногда проследить вплоть до сосново-пушицевого торфа, подстилающего магелланикум-торф. Таким образом, расчленение микрорельефа и соответствующая ему разнородность ботанического состава и распределения влаги наметились гораздо раньше образования настоящей мочажины. Смена сфагнов и ценозов происходила постепенно, главным образом путем внедрения и последующего разрастания более влаголюбивых видов среди менее гидрофильных.


Яндекс.Метрика