Печать

Страница №36

. ДВУСТВОРЧАТЫЕ МОЛЛЮСКИ БЕЛОГО МОРЯ. Опыт эколого-фаунистического анализа

лируют Центральную беломорскую котловину от глубоководных участков Баренцева моря.

Впадина Белого моря имеет очень древнее происхождение. Судя по геологическому строению формирующих ее отдельных мегаблоков земной коры (Прияткина, Шарков, 1979), она, по всей вероятности, представляет собой остатки одного из архейских океанов. Эта впадина, простирающаяся с северо-запада на юго-восток, формирует Центральный, или Кандалакшский, желоб (см. рис. 9), максимальная глубина которого достигает 343 м неподалеку от м. Турьего (Кандалакшский залив). По ее оси проходит граница Кольского и Беломорского мегаблоков. К южной части этой впадины, приблизительно посредине, примыкает относительно мелководный Онежский залив, целиком лежащий в пределах Беломорского мегаблока (Прияткина, Шар-ков, 1979). Средняя глубина этого залива составляет около 20 м (Бабков, Голиков, 1984), что на порядок меньше средней глубины Кандалакшского желоба. Этим различия между названными акваториями не ограничиваются. Если дно впадины сформировано древними глинами, на поверхности которых лежит относительно небольшой слой тонких пелитовых илов, то осадки Онежского залива представлены по большей части песками и гравием (Невесский и др., 1977; Колесников, 1991; Naumov, 2001; Naumov et al., 2003).

Северная оконечность Центрального желоба формирует Кандалакшский залив, а Южная - Двинский. Куты обоих заливов мелководны, однако если со стороны Двинского залива увеличение глубины идет достаточно постепенно, то в Кандалакшском, приблизительно на уровне архипелага Средние луды, имеет место крутой свал, где на крайне незначительном расстоянии глубина возрастает с 50 до 200 м (см. рис. 9). Северная часть Кандалакшского залива со средними глубинами порядка 50 м носит местное название Кандалуха. В гидрологическом и фаунистическом отношениях именно ее и следовало бы считать заливом (Семенова, 1983). Вообще же говоря, вершины Центральной впадины приобретают видимость заливов только потому, что ее южный берег разорван Онежским заливом, который заметно отличается от остальной акватории.

Описанную часть моря принято называть внутренней, или южной, в отличие от северной, образованной широко открытым в Баренцево море заливом - Воронкой, к которой с юго-востока примыкает Мезенский залив. Северная и южная части соединяются длинным, довольно широким, но достаточно мелководным проливом, который называется Горлом. Грунты Воронки, Горла и Мезенского залива песчаные и гравийные, а глубина на основном их протяжении не превышает 50 м. При этом Мезенский залив на большей части своей акватории имеет глубину, не достигающую и 20 м; в Воронке есть значительные участки с пятидесятиметровыми глубинами, а в Горло с юго-запада вдается из внутренней части моря довольно длинный желоб с глубинами, превышающими 100 м. Однако порог этого пролива, расположенный в северной части, составляет около 40 м (см. рис. 9).

В прибрежных участках характер строения морского дна может сильно отличаться от того, что наблюдается в открытых частях моря. Вдоль Терского, Кандалакшского, Карельского и Поморского берегов нередки выходы коренных пород, образующие скалистые берега, часто с валунными россыпями на осушной полосе. Впрочем, вдоль Терского берега встречаются обширные участки, где берег сложен архейскими песчаниками, также формирующими невысокие скалы и валунные россыпи. Там же попадаются места, где берег сложен обломочным материалом, в основном песками и гравием, уходящими в воду до глубины в несколько метров. Такое же строение весьма характерно для Онежского, Летнего и Зимнего берегов. В Мезенском заливе встречаются обширные галечные пляжи и участки, сформированные окаменевшими глинами - бенч (Невесский и др., 1977).

filesmonster.club Яндекс.Метрика