Печать

Страница №36

. Богдановская-Гиенэф И.Д. Закономерности формирования сфагновых болот верхового типа

Во втором варианте залежи над придонными торфами (сосновым и гип-новым) залегает слой сосново-пушицевого торфа; он резко сменяется шейх-цериевым верховым торфом, образующим слой в 1—1.5 м. Над ним — мощный слой (2.5—3 м) неразложившихся фускум- и куспидата-торфов в комплексе. Иногда нижняя часть залежи как бы урезана: шейхцериевый торф залегает над низинным лесным, под которым находится сапропель или минеральное дно. Средняя степень разложения 25%. Средняя глубина торфяника около 6 м.

В третьем варианте отсутствует слой сосново-пушицевого торфа. В таком случае шейхцериевый верховой торф залегает над осоковым, переходящим часто близ контакта с первым в шейхцериевый переходный. Топяные торфа либо доходят до самого дна, либо отделяются от него небольшим слоем лесного торфа. Осталось неясным, доходит ли слой неразложившихся фускум- и куспидата-торфов до самого шейхцериевого торфа или между ними имеется слой фускум-торфа и фускум-магелланикум-торфа, также негумифицированного. Отсутствие сосново-пушицевого торфа влечет за собой понижение средней степени разложения до 21%. Средняя глубина залежи также 3.5 м.

Сравнивая строение залежи этих трех вариантов, мы видим, что в двух последних случаях наступило резкое увеличение влажности на сравнительно ранней стадии развития торфяника; смена сосново-пушицевого торфа шейхцериевым во втором варианте синхронна с абсолютным максимумом ольхи и широколиственных пород. В третьем варинте переход осокового торфа в шейхцериевый переходный совершился, по-видимому, несколько раньше. Смена шейхцериевых верховых топей грядово-моча-жинным комплексом означает некоторое уменьшение влажности, между тем как в участках первого варианта развитие этого комплекса указывает на увеличение притока воды.

Период сильного увлажнения часто оставляет след в залежи в виде водных жил или слоя жидкого торфа, встречающихся на глубине преимущественно 3—5 м, т. е. в шейхцериевом торфе. С ними связаны озерки и мочажины-озерки, встречающиеся иногда в грядово-мочажинном комплексе.

Присутствие этих озерков могло бы служить основанием для выделения особого варианта грядово-мочажинного комплекса с озерками, соответствующего залежи второго варианта. Но дело осложняется тем, что части болота, развившиеся по первому варианту, иногда прерываются озерными полосами, возникшими на месте бывших водотоков. Как по восточному, так и по западному склону Межницкой вершины проходит та озерковая полоса, которую мы назвали Ратчинской, в которой, согласно общему правилу, озерки сопровождаются водными жилами. Наличие этих последних в свою очередь не остается без влияния на растительный покров.

Итак, описываемый вариант грядово-мочажинного комплекса не связан с одним определенным характером строения залежи, но возникает в результате конвергенции трех близких рядов развития, имеющих более или менее сходное начало, но несколько разошедшихся во время развития ольховых и широколиственных лесов вследствие различий в условиях водного питания. Нет ли, однако, мелких черт в ландшафте или растительном покрове, позволяющих все же определить, к какому стратиграфическому подвиду относится тот или другой участок описанного варианта грядово-мочажинного комплекса? В ответ на этот вопрос можно указать, что в участках с залежью первого варианта сосна формы Litwinowii более постоянна, чем на участках с иным строением залежи; мочажины занимают несколько меньшую площадь, чем в участках второго варианта (в среднем 30% вместо 44%); озерки встречаются реже, так как их нет вне полос стока, которые не представляются здесь таким закономерно частым явле-


Яндекс.Метрика