Печать

Страница №38

. Богдановская-Гиенэф И.Д. Закономерности формирования сфагновых болот верхового типа

цериевый торф имеет довольно значительную мощность (0.75—1.25 м). Он или целиком верховой, или в нижней части переходный. Под ним залегает лесной торф, большей частью низинного характера, доходящий до самого дна, когда залежь неглубокая (3—4 м). При большей глубине лесные торфа подстилаются топяными, а иногда и озерными отложениями. Средняя мощность залежи 3.5 м; средняя степень разложения 25.6%.

Вторая разность встречена только дважды (визира 27, пикет 15/2 и в 1.5 км на северо-северо-восток от о. Крымона) и оба раза, по-видимому, также в нижней части склона, хотя во втором случае склон слабо выражен. Здесь комплекс тянется вдоль древнего берега центральной ложбины; у визиры 27 комплекс окаймляет Глухую речку с западной стороны, будучи от нее отделен лишь бугристо-мочажинной полосой в 400 м ширины, отличающейся от него меньшим развитием гряд. Оба местонахождения этой разности, таким образом, приурочены к части массива с сильным развитием переходных торфов.

Жидкие горизонты и водные прослойки соприкасаются с шейхцерие-выми переходными торфами, залегающими на глубине до 2.25—2.5 м. Как мы уже отмечали, источники питания в данной части массива остались невыясненными, но, судя по характеру растительного покрова, имеется некоторое минеральное обогащение. Возможно, оно связано скорее с большим содержанием кислорода в водах, поступающих из морены, чем с минеральным питанием.

Ширина гряд 1.5—3 м, мочажин — 13—15 м. На грядах — ассоциация Eriophorum — Sph. fuscum; часто примесь морошки и березки карликовой (Betula папа). Кроме того, разбросаны пятна ассоциаций Rubus cha-maemorus — Sph. fuscum, Chamaedaphne — Sph. magellanicum с очень высокой степенью покрытия травяно-кустарничкового яруса (до 80%). Попадаются единичные сосны высотой 4—5 м и березы — около 3 м; других деревьев нет. Обращают на себя внимание также единичные пышные раскидистые кусты березки карликовой, 0.8—1 м высоты. В одной мочажине, расположенной проксимально от гряды с карликовой березкой, встретилось пятно густой и высокой осоки топяной с черным пятном посредине (место выделения газов); наблюдалась также группа густой Кассандры в проксимальной мочажине с круговиной пушицы узколистной. Подобные заросли, как мы уже видели, часто связаны с водными жилами. Мочажины имеют различный растительный покров: как и в раньше описанной разности, проксимальная и дистальная их части заняты ассоциацией Scheuchzeria — Sph. cuspidatum (Sph. Dusenii); в центральной части, где имеются бугры (остатки гряд), поверхность мелкобугорчатая и обильно растет мелкий очеретник. Но есть мочажины с пышным, точно вздутым моховым покровом из Sph. Dusenii или Sph. Jensenii, иногда даже Sph. Lindhergii, почти совершенно лишенные высшей растительности (кроме единичных ярко-зеленых дерновинок пушицы). Местами наблюдаются следы как бы разрыва этого ковра, причем сфагны иногда точно смыты (результат напора воды снизу?).

Итак, мы видим, что на растительный покров сильный отпечаток накладывают своеобразные условия водного режима. Залежь смешанная, мощность ее низинной толщи достигает 4.75 м. Над очень мощным для нашего массива слоем ольхового лесного торфа (1.5 м), переходящим выше в березово-осоковый, залегает лазиокарпа-торф около 1.75 м мощности; сменяется он шейхцериевым низинным. Возможно, что на границе между последним и грядово-мочажинным торфом имеется слой шейхце-риевого верхового, который не был обнаружен при бурении через 50 см. Мощность верховой толщи 2 м, общая глубина до 6.75 м; средняя степень разложения 22.4%. У пикета 15/3 визиры 27 шейхцериевый низинный торф (около 1.5 м толщины) залегает над березово-осоковым и переходит


Яндекс.Метрика