Печать

Страница №39

. Богдановская-Гиенэф И.Д. Закономерности формирования сфагновых болот верхового типа

в шейхцериевый верховой. Мощность верхового торфа здесь 2.5 м; общая глубина залежи 4.5 м; средняя степень разложения 25%.

Вариант 5. Грядово-мочажинный комплекс без сосны с березкой карликовой. Этот вариант стоит близко ко второй разности грядово-мочажинного комплекса с бугорчатыми мочажинами, и если классифицировать комплексы на основании стратиграфического признака, то следует их объединить. Но они различаются довольно сильно по гидродинамическим условиям, а эти последние, как неоднократно отмечалось, определяют в значительной мере характер растительного покрова. Описываемый вариант развивается при значительно меньшем водном снабжении: шейхцериевый слой на границе между осоковым низинным торфом и верховой залежью слабо развит; водные жилы большей частью совсем отсутствуют; встречены они вместе с заросшими озерками только на юго-востоке от Русского озера [визира к востоку от Межника (профиль 31)], но и там не оказывают большого влияния на растительность, вероятно вследствие слабого развития. Настоящий вариант встречен несколько раз близ восточных погребенных берегов центральной ложбины и в сходных условиях в северной части Погорельского болота. Близость к этим берегам из моренного суглинка обусловливала, по-видимому, относительно длительное существование стадии низинного или переходного болота. Залежь смешанная (3 случая) или верховая (2 случая), но по соотношению верховой и низинной частей близка к смешанной.

Для настоящего варианта характерны: 1) почти полное отсутствие сосны (если она имеется, то только в виде невысоких единичных деревьев); 2) развитие ассоциации Eriophorum — Sph. fuscum на грядах; вереск {Calluna vulgaris) большей частью совсем отсутствует; из вересковых наиболее распространена Кассандра; 3) довольно частое присутствие березки карликовой, которая составляет примесь количественно небольшую, но очень характерную. При дальнейшем нарастании фускум-торфа, образующего большей частью лишь тонкий слой, и при дальнейшем обеднении субстрата березка карликовая исчезает и ассоциация Eriophorum — Sph. fuscum сменяется ассоциацией Calluna — Sph. fuscum.

Мочажины в 4 случаях из 5 занимают площадь, значительно большую, чем гряды. Поверхность бугорчатая только в наиболее крупных; в остальных она ровная. Заняты они ассоциацией Scheuchzeria — Sph. cuspidatum (Sph. Dusenii), иногда с очеретником; на бугорках — ассоциации Scheuchzeria — Sph. balticum и Scheuchzeria — Sph. magellanicum.

На грядах, кроме вышеупомянутой ассоциации Eriophorum — Sph. fuscum, иногда встречается ассоциация Eriophorum— Sph. magellanicum + Sph. angustifolium, остаток недавнего их фонового распространения.

Под тонким слоем фускум-торфа залегает магелланикум-торф, отделенный от осокового переходного или осокового низинного торфа пластом шейхцериевого переходного торфа. Если последнего нет, то все же имеется около 20% шейхцерии в верхнем слое осокового торфа; этот последний доходит до минерального дна или сменяется в самой нижней части березово-осоковым или лесным торфом. Какова глубина моча-жинного торфа, осталось неясным. Затянутое сплавиной озерко у пикета 4/0 визиры 20, к востоку от Межника, имеет 1.7 м глубины. На дне его — шейхцериевый верховой торф и под ним — 25 см магелланикум-торфа с примесью шейхцерии; ниже — осоковый торф.

Средняя глубина торфа 3.9 м (3.25—4.5 м); средняя степень разложения 24%.

Итак, мы видим, что грядово-мочажинный комплекс на Полистово-Ловатском массиве представлен несколькими вариантами, имеющими


Яндекс.Метрика