Печать

Страница №41

. Богдановская-Гиенэф И.Д. Закономерности формирования сфагновых болот верхового типа

атмосферных осадков, являются: 1) воды вышенаходящихся частей торфяника, стекающие по его поверхности или передвигающиеся в его верхних слоях (деятельном горизонте); 2) воды из тех же частей, передвигающиеся в более глубоких слоях и выклинивающиеся в нижней половине склона; 3) в некоторых случаях грунтовые воды из минеральных грунтов (например, в районе о. Межник).

Ввиду того что нами не были поставлены опыты для количественного изучения передвижения воды, приходится ограничиться изложением косвенных данных, проливающих некоторый свет на этот вопрос.

Наблюдения над прибыванием воды в ямах, выкопанных в различных местах западного Межницкого склона для определения глубины мерзлоты, показывают следующее. В двух ямах, 42 и 55 см глубины, расположенных по склону в 150 м ниже длинных и глубоких озерков Ратчинской озерной полосы, вода почти не прибывала. Наоборот, ямы 45, 57 и 78 см глубины, выкопанные на том же уровне, но там, где озерков не было, стремительно наполнялись водой до краев. В одной из них, 45 см глубины, вода била снизу сильной струей; в остальных она шла главным образом с проксимальной стороны из-под мерзлого торфа. Эти наблюдения, хотя и малочисленные, дают основание заключить, что вода, находящаяся (по крайней мере зимой, когда болото промерзло) под некоторым давлением, притекает из вышерасположенной части торфяника. Там же, где склон перерезан озерками, вытянутыми перпендикулярно уклону, она перехватывается ими, чем объясняется значительная дренированность части склона ниже озер.

Гряды, ориентированные перпендикулярно уклону, должны до некоторой степени препятствовать движению поверхностной воды. Естественно предположить перетекание ее из одной мочажины в другую, расположенную ниже. Надо признать, что такое движение незаметно на глаз летом во время дождей средней силы, но вполне возможно при более сильных осадках и весной при быстром таянии снега.

Воды, стекающие с участков грядово-мочажинных комплексов, питают переходные или верховые топи, обычно окаймляющие эти комплексы с нижней стороны. Реже примыкают к участкам комплексов истоки какой-нибудь краевой речки (например, южного притока р. Горелки). В центральной части массива озера служат водоприемниками. Но самый факт образования мочажин и расширения их в нижней части склона показывает, что значительная часть воды задерживается в самом комплексе.

В связи с этим вопросом возникает другой: насколько велико накопление воды в мочажинах? Так как последние большей частью представляют поверхностное образование, можно a priori сказать, что средняя влажность нижних слоев залежи под мочажиной не должна существенно превышать таковой под грядой. И действительно, эта разница под бугром и под мочажиной оказалась очень небольшой, всего 0.27%. Разница же в средней влажности верхних 2.5 м залежи достигает 0.98%. Пробы были взяты в шейхцериевой мочажине с ровным микрорельефом, торфа в которой довольно плотны, как и вообще в мочажинах этого типа.

В сильно оводненных мочажинах с плавающими кочками пушицы влажность торфа выше: она колеблется между 95 и 99%.

Из всего сказанного ясно, что мы считаем избыток воды при недостаточном ее стоке причиной образования мочажин на болотах магеллани-кум-типа и сохранения их при развитии грядово-мочажинного комплекса на месте шейхцериевых топей. Мы, таким образом, примыкаем в данном вопросе ко взглядам Я. Я. Гетманова (1928), согласно которому образование «окнищ» (мочажин) зависит от водного режима болота, т. е. обусловлено причинами гидрологического порядка. Позже В. П. Матюшенко


Яндекс.Метрика