Печать

Страница №44

. Богдановская-Гиенэф И.Д. Закономерности формирования сфагновых болот верхового типа

на себя внимание опять-таки в Восточной Сибири. Там повышения могут быть различной формы: удлиненные и узкие (гряды) и четырехугольные (платообразные); особенности их рельефа наводят на мысль, что эти повышения, отличающиеся плотностью, выжимаются при замерзании из остальной массы сильно влажного торфа. Это тем более возможно, что температура там опускается очень низко (—35—40°).

Еще хочется обратить внимание на то, что на плоских участках торфяника, если только эта форма давно им свойственна, гряды не расположены параллельно, но образуют сплетение на фоне влажных мочажин. В частях же торфяников со слабым, уменьшающимся со временем уклоном гряды, хотя еще и сохраняют прямое расположение, часто распадаются на отдельные короткие уплощенные повышения.

Итак, несмотря на многочисленные исследования и усилия многих болотоведов, вопрос о происхождении гряд и мочажин, причинах их образования и их свойствах до настоящего времени не решен. По-видимому, для решения его потребуется еще много стараний и кропотливых исследований. К сходному выводу приходит А. А. Ниценко (1964) в конце своей интересной сводной статьи.

Раздел 4. ВЕРШИННЫЕ СОСНОВО-СФАГНОВЫЕ КОМПЛЕКСЫ БИОГЕОЦЕНОЗОВ

Вершинный комплекс с сосной встречается на вершинах, хорошо дренированных благодаря своей выпуклости и узости. По наблюдениям на Межницкой вершине, летом уровень воды стоит здесь относительно низко, на глубине 33—60 см. Зимой снежный покров благодаря древесному ярусу, умеряющему влияние ветра, довольно ровный и мощный (0.45 м). Глубина промерзания поэтому невелика — 0.23—0.35 м, лед рыхлый. Оттаивание происходит весной, по-видимому, медленно, так же как и прогревание глубоких слоев торфа, но поверхностный слой торфа теплее, чем на склонах. В конце лета температура верхних слоев более постоянна и высока, чем на склонах, в грядово-мочажинном комплексе. Таким образом, микроклимат более умеренный, чем в открытых частях болота, и вегетативный период, вероятно, несколько длиннее, что должно благоприятно отражаться на росте Sph. magellanicum.

Данный комплекс стоит на грани между комплексом и однородной (некомплексной) территорией; чем выше дренированность, тем слабее выражены черты комплексности и тем однороднее растительность.

Растительный покров образован главным образом ассоциацией Pinus silvestris f. Litwinowii — Calluna — Sph. fuscum, которая обычно сменяется в более густых группах деревьев ассоциацией Pinus silvestris — Chamaedaphne — Sph. magellanicum+Sph. fuscum. Сосна представлена всеми тремя ее болотными формами, но физиономия комплекса определяется формой Litwinowii; форма pumila не типична и встречается только в виде молодых экземпляров с погребенными во мху нижними ветвями. В ассоциации Pinus silvestris — Calluna — Sph. fuscum наряду с вереском большую роль играет вороника (Empetrum nigrum), которая в случаях недавней смены Sph. magellanicum на Sph. fuscum замещает вереск полностью. На ковре из Sph. fuscum характерно присутствие голубики и брусники, степень покрытия которых 40—70%. Морошка часто отсутствует, а если встречается, то степень покрытия ее 20—70%, чаще 30— 70%. Пятна лишайников всегда имеются, а иногда даже покрывают до 25% поверхности.

Настоящих мочажин нет; обычно встречаются их зачатки в виде небольших понижений, 1—3 м длины, с ассоциацией Eriophorum vaginatum — Sph. angustifolium+Sph. balticum; реже, при несколько боль-


Яндекс.Метрика