Печать

Страница №61

. ДВУСТВОРЧАТЫЕ МОЛЛЮСКИ БЕЛОГО МОРЯ. Опыт эколого-фаунистического анализа

Береговая линия в Кандалакшском заливе и Бассейне, хотя и приблизилась к современной, но все еще была заметно выше, чем теперь (Арманд, Самсонова, 1969). В кутах Онежского и Двинского заливов море, напротив, наступало на сушу (Квасов, 1975). Продолжалось и интенсивное размывание берега в районе Мезенско-Кулойской губы (Невесский и др., 1977) и Канушинского берега (рис. 21, В). По-видимому, это обеспечивалось, с одной стороны, мощным береговым стоком, а с другой - волновой абразией.

В это время в Балтике Мастоглойевое море сменилось Литториновым. Напомним, что этот водоем не имеет ничего общего с литториновой трансгрессией в Белом море, которая имела место за 3000 лет до этого. Соленость Литторинового моря так же, как и предшествовавшего ему, была выше, чем в современном Балтийском море (Квасов, 1975), хотя и не достигала океанической. Это море практически вписывалось в современную береговую линию Балтики, а Ладожское озеро уже тогда представляло собой вполне самостоятельный пресноводный водоем (Квасов, 1975).

Пять тысяч лет назад, с началом суббореальной климатической фазы на севере Европы наступило резкое похолодание (см. рис. 23). Находки двустворчатых моллюсков в осадках этого времени немногочисленны, а в некоторых районах Белого моря и вообще отсутствуют (Невесский и др., 1977). Не исключено, что это оказалось результатом снижения летней температуры поверхностных слоев воды. При этом термический и соленостный режим глубинных вод, скорее всего, должен был оставаться неизменным.

Береговая линия еще больше приблизилась к современной, однако была все еще выше нее, особенно в куту Кандалакшского залива, где идет наиболее интенсивное тектоническое поднятие (Арманд, Самсонова, 1969; Кошечкин, 1979). По-видимому, к концу этой фазы Мезенско-Кулойская губа расширилась настолько, что уже превратилась в Мезенский залив. Во всяком случае, так получается по реконструкции, основанной на предположении, что скорость абразии берега в этом районе не менялась на протяжении всего голоцена (Наумов, Федяков, 1993). Если это верно, то к концу суббореали на большей части Мезенского залива установился морской режим, и он мог быть заселен морской фауной, а эстуарный комплекс должен был сохраняться, как и сейчас, только в самом устье р. Мезени. Впрочем, не исключено, что тогда она еще имела общее устье с р. Кулоем.

Широколиственные леса отступили от беломорских берегов к югу, и ландшафт приблизился к современному (Лебедева, 1969). Фауна наземных позвоночных, а также морских птиц и млекопитающих в этот период была уже вполне современной, как об этом свидетельствуют многочисленные петроглифы на Выге, относящиеся именно к этому времени (Савватеев, 1983; Лобанова, 2005).

В первую половину суббореали на акватории Балтики продолжало существовать Литториновое море, однако приблизительно в середине этой климатической фазы в результате изостатических движений водообмен с Северным морем ухудшился, что привело к снижению солености Литторинового моря и превращению его в Лимнее-вое, которое уже можно считать современной Балтикой (Квасов, 1975).

Три тысячи лет назад наступила современная климатическая фаза, которая носит название субатлантической. Она принесла с собой умеренное потепление (Лебедева, 1969). Описывать ее нет большого смысла, так как, начиная с этого времени, существуют вполне современные и хорошо известные нам водоемы как в районе Белого моря (рис. 21, Г), так и на Балтике.

filesmonster.club Яндекс.Метрика