Печать

Страница №63

. ДВУСТВОРЧАТЫЕ МОЛЛЮСКИ БЕЛОГО МОРЯ. Опыт эколого-фаунистического анализа

о двойственном происхождении беломорской фауны, который остается в силе и сегодня (Книпович, 1891, 1893, 1894; Knipowitsch, 1896).

С ликвидацией Соловецкой биостанции центр изучения арктических морей переместился в г. Александровск (Кольский залив Баренцева моря), и в изучении донной фауны Белого моря наступил длительный застой, усугубленный начавшейся вскоре Мировой войной и последовавшей за ней революцией в России. Рост количества публикаций по фауне Белого моря остановился (рис. 25, А). Политические и экономические неурядицы, сопровождавшие эти общественные катаклизмы и препятствовавшие нормальному течению жизни, в том числе и научной работе, начали успокаиваться только к началу 20-х годов XX в.

В начале 20-годов исследовательская деятельность на Белом море начала несколько оживать. Была организована экспедиция под руководством известного зоолога П. Ю. Шмидта, однако экономические сложности и разрушенное хозяйство Поморья не дали ей возможности достичь сколько-нибудь значительных результатов. По-иному сложилось плаванье знаменитого судна «Персей», принадлежавшего Плавучему морскому научному институту, больше известному под названием Пловмор-нин1. Этой экспедиции удалось получить вполне хороший материал. Впрочем, Плов-морнин был ориентирован в основном на исследования в Баренцевом море. Однако настоящим, поистине блистательным успехом увенчалась лишь серия экспедиций под руководством К. М. Дерюгина, удивительный организаторский талант которого позволил успешно преодолеть все трудности послереволюционного времени. Получив в свое распоряжение всего на три недели пароход «Андрей Первозванный», переименованный к тому времени в «Мурман» и переоборудованный для целей гидрографии так, что он уже был мало приспособлен для исследования бентоса (Дерюгин, 1928), он сумел заложить прочную базу современных представлений о фауне Белого моря. Три последующие экспедиции лишь уточнили полученные в первый год работ результаты. В обобщающей монографии 1928 г. К. М. Дерюгин дает подробную сводку по двустворчатым моллюскам, первую со времени работ С. М. Герценштейна. Важно отметить, что в ней он одним из первых в отечественной практике применил в качестве таксономического критерия габитуальные индексы.

Этот подход несколько позже был развит и дополнен в трудах И. И. Месяцева, в первую очередь в его классической монографии 1931 г. Хотя его работа посвящена в основном баренцевоморским двустворкам, он уделяет значительное внимание беломорскому материалу, широко используя его в сравнительном анализе. При этом надо отметить, что с точки зрения использования статистических методов его работа выполнена корректнее, чем труды школы К. М. Дерюгина.

Как это часто бывает, использование новых методов в обеих школах привело к преувеличению их роли. Многие инфравидовые формы в то время выделяли исключительно на основе различий в пропорциях раковины, что далеко не всегда было достаточно обоснованно и не сопровождалось анализом вариабельности этого признака под влиянием абиотических условий и его изменчивости в онтогенезе.

Приблизительно в это же время, т. е. в 20-е годы XX в., началось и количественное исследование беломорского бентоса, а вместе с ним - и двустворчатых моллюсков. Пионером этого направления стал Л. А. Зенкевич (1927), и, хотя в его работе материал по Белому морю невелик, она стала важной вехой в изучении обилия беломорских двустворок и их биоценотического окружения.

1 Обычно название этого института теперь цитируют в форме «Плавморнин», что отвечает современной орфографии, но не соответствует оригинальному написанию. В 20-е гг. XX в. слово плавучий писалось через о, и, соответственно, институт назывался «Пловморнин».

filesmonster.club Яндекс.Метрика